Этот сайт поддерживает версию для незрячих и слабовидящих

Екатерина

05.11.2019 17:54

Добрый день, уважаемые читатели! Сегодня рассмотрим статью А.Ю. Бухариной и Н.Н. Толстых «Временная перспектива и временная компетентность как факторы учебной мотивации», опубликованную во втором номере журнала «Современная зарубежная психология» от 2019 года.

Ценность данной статьи состоит в том, что в России, по сравнению с США и Европой, число исследований по теме временной перспективы в несколько раз меньше, поэтому перевод зарубежных публикаций на русский язык по данной теме может быть полезен для российских исследователей, занимающихся повышением эффективности обучения.

Временная перспектива за рубежом изучается в контексте ее роли в обучении и производственной деятельности, ее влияния на карьерное развитие, диагностики кадров с целью выявления карьерного потенциала, удовлетворенности работой.

Авторы статьи определяют временную компетентность с позиции Ж. Нюттена «как способность человека субъективно связывать свою активность, цели и намерения актуального настоящего с будущим» [1].

Ф. Зимбардо и Дж. Бойд описывают временную перспективу как «…неосознанное отношение личности ко времени и это процесс, при помощи которого длительный поток существования объединяется во временные категории, что помогает упорядочить нашу жизнь, структурировать ее и придать ей смысл [2]. По Ж. Нюттену временная перспектива – «это пространство мотивации, «населенное» мотивационными объектами» [1].

В первой части статьи авторы делают краткий обзор современных зарубежных исследований из разных стран по вопросам роли временной перспективы и временной компетентности в достижении успехов в обучении и ее связи с другими психологическими феноменами и явлениями, несколько публикаций посвящены кросс-культурным сравнениям. Во второй части статьи предлагается авторская модель А.Ю. Бухариной по развитию сотрудников.

М. Волдер и Ленс В. выявили связь между протяженностью временной перспективы и академической успеваемостью.

В исследовании М.Д. Кондратьева показано, что успешно обучающиеся подростки связывают школьную учебу с достижением успеха во взрослой жизни, кроме того, они понимают, что будущий успех зависит от их личных усилий, а не от случайных событий.

В исследованиях А. Вигфилд и Дж. Эклес показано, что эффективность деятельности, в том числе и учебной, зависит от того, насколько она значима для субъекта в контексте его жизни.

В качестве методики повышения учебной мотивации К. Халеман предлагает ученикам написать сочинение о том, как изучаемый на уроке материал пригодится им в жизни. В результате данного исследования значительно выросла школьная успеваемость.

Исследовательская работа З. Мело и Ф. Уоррела интересна тем, что зная отношение людей к прошлому, настоящему и будущему можно предсказать академические достижения и рискованное поведение. Они подчеркивают, что развивая временную перспективу можно достичь академических успехов. Согласно авторам, временная перспектива у людей разная и зависит от прошлого опыта обучения, от опыта полученного в семье, школе и обществе в целом. Исследователи предлагают свою модель измерения временной перспективы, в которую входят следующие траектории: смысл (как люди определяют прошлое, настоящее или будущее), ориентация во времени, временные связи, отношения ко времени, частота (как часто в исследованих упоминается прошлое, настоящее или будущее). В З. Мело и Ф. Уоррел показали связь временной компетентности и временной перспективы и с успешностью в карьере, что актуально в связи с тем, что в современном мире человек должен учиться всю жизнь, чтобы быть востребованным специалистом.

Психологу-практику особенно будут интересны работы, связанные с прикладным использованием измерения временной перспективы. Так в Италии разработан опросник «Дизайн моего будущего» («Dezign my future»), предназначенный для подростков 13 лет для определения будущей профессиональной ориентации, т.к в Италии уже после 13 лет подростки должны выбрать профессиональную область, в соответствие с которой будут подбираться дисциплины. Использование такого же опросника в нашей стране могло бы помочь оценить будущую профессиональную ориентацию российских детей.

М. Марготини в работе «Применение инструментов для самооценки стратегий обучения и временной перспективы в университете» подтвердил корреляцию между ориентацией на будущее, волеизъявлением, саморегуляцией, внутренним ощущением контроля, хорошим восприятием компетентности и академической успешностью.

Похожая работа была проделана румынским исследователем И. Саснеа с целью предупреждения отсева студентов из высших учебных заведений.

Часть представленных в статье исследований посвящена временной перспективе и временной компетентности взрослых людей. Й. Корфф, Т. Биманн и С. Фопель показали, что лояльность сотрудников зависит от влияния компании, т.е. последняя влияет на то, как сотрудники воспринимают время на работе: как время ограничений или как время возможностей, что ведет к получению удовольствия от работы. Роль временной перспективы, в том, что она связывает две системы: систему управления человеческими ресурсами и чувства сотрудников по отношению к работе. Связь временной перспективы и лояльности организации рассмотрена и в работах Д. Сернас-Ортиз. Согласно Б. Таберу человек принимает карьерные решения не только в зависимости от того, что происходит в настоящем, но и от его воспоминаний о прошлом и от его отношения к будущему. Он обследовал 195 взрослых и пришел к выводу, что проблемы людей, связанные с профессиональной ориентацией связаны с тем, что человек ориентируется на другие временные перспективы, т.е. прошлое или настоящее. Например, анализ результатов тестирования показал, что прошлая негативная временная перспектива связана с общей нерешительностью. К счастью, временная перспектива поддается коррекции.

Интересно кросс-культурное исследование А. Абу-Рахмы и Б. Джалила, в котором показано различие в восприятии времени в европейской и арабской культуре, что отражается во временной перспективе управленцев компании и их подходе к ее развитию.

Другое обширное кросс-культурное исследование было проведено Д. Ломели, М. Майторена и их коллективом на больших выборках колумбийских и мексиканских студентов (770 и 495 соответственно). Полученные результаты позволили сделать вывод, что колумбийские студенты больше ориентируются на гедонистическое настоящее, т.е. стремятся получить удовольствие «здесь-и-сейчас», избегают неудобств, и негативное прошлое, т.е. прошлое видится неприятным, в эмоциях преобладают грусть и сожаления.

Ряд работ рассматривает временную перспективу в связи с поиском смысла жизни и с получением радости от профессиональной деятельности.

И. Бонивелл, Е. Осин, А. Линлей и Г. Иванченко изучают взаимосвязь временной перспективы, благополучия и удовлетворенностью жизнью на больших выборках российских и британских студентов. В своем исследовании они подчеркивают, что временная перспектива должна быть сбалансированной, иными словами все типы временной перспективы – прошлая, настоящая и будущая – должны быть в равновесии, т.е. временная перспектива способствует благополучию только в том случае, если она сбалансирована.

Ю. Лагутина изучала связь временной перспективы и перфекционизма.

Во второй части статьи предлагается авторская трехступенчатая модель повышения мотивации сотрудников, разработанная А.Ю. Бухариной. Потенциальному управленцу сначала нужно научиться управлять собой, затем процессами, и только потом переходить к управлению командой. На всей протяженности программы будущего управленца обучает наставник, однако, и сам обучающийся имеет своих подопечных, чтобы развивать лидерские качества. Рост сотрудника реализуется через Индивидуальный план развития.

Таким образом, авторы статьи проделали большую работу по обзору современных зарубежных исследований, показали, что в России недостаточно материалов по этой теме. Результаты обзора могут быть использованы для повышения мотивации в обучении и в профессиональной деятельности. Узнать особенности своей временной перспективы можно пройдя тест Ф. Зимбардо (ZIPI) или тест Ж. Нюттена (MIM).

Литература:

1. Бухарина, А.Ю. Временная перспектива и временная компетентность как факторы учебной мотивации [Электронный ресурс] / Бухарина А.Ю., Толстых Н.Н. // Современная зарубежная психология. – 2019. – №2. – С. 36–48. – URL: http://psyjournals.ru/jmfp/2019/n2/Bukharina_Tolstykh.shtml (дата обращения: 05.11.2019).

2. Зимбардо, Ф. Парадокс времени : новая психология времени, которая улучшит вашу жизнь / Зимбардо Ф, Бойд Дж. – Санкт-Петербург : Речь, 2010. – 252 с.

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизироваться.
Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизироваться.
Адрес страницы: http://psychlib.ru/resource/guide/234.html