Талызина Н. Ф. Общий анализ учебного процесса // Хрестоматия по педагогической психологии / Сост. А. И. Красило, А. П. Новгородцева. — М.: Междунар. пед. акад., 1995. — С. 31—44.

31

Н. Ф. Талызина

Переход на содержание

ОБЩИЙ АНАЛИЗ УЧЕБНОГО ПРОЦЕССА

В работе видного отечественного психолога Н. Ф. Талызиной развиваются положения теории поэтапного формирования умственных действий и четко формулируются методические требования к организации процесса обучения.

Печатается по изданию: Н. Ф. Талызина. Методика составления обучающих программ. (Учебное пособие). М., Изд-во Моск. ун-та, 1980, с. 3—16.

Сущность нашего подхода к обучению состоит в следующем:

1. Научно обоснованное обучение должно удовлетворять требованиям общей теории управления, так как обучение — частный случай управления.

2. При реализации этих требований необходимо опираться на психологическую теорию учения, отражающую специфические закономерности процесса учения.

Согласно кибернетике, эффективное управление процессом учения возможно при выполнении следующей системы требований: 1) указать цели управления; 2) установить исходное состояние управляемого процесса; 3) определить программу воздействий, предусматривающую основные переходные состояния процесса; 4) обеспечить получение информации по определенной системе параметров о состоянии управляемого процесса, т. е. обеспечить систематическую обратную связь; 5) обеспечить

32

переработку информации, полученной по каналу обратной связи, с целью выработки корректирующих (регулирующих) воздействий и их реализации (Талызина, 1969). Эти требования носят общий характер, на них необходимо опираться при разработке программ управления любым процессом. Но каждый раз их реализация требует одновременно опоры на специфические знания, отражающие особенности данного вида управления, прежде всего — особенности управляемого процесса (объекта).

Применительно к процессу обучения реализация этих требований предполагает наличие трех специфических моделей: 1) целей обучения (для чего учить); 2) содержания обучения (чему учить); 3) процесса усвоения (как учить).

Собственно обучающая программа связана с третьей моделью: она должна обеспечить обучение, т. е. достижение цели. Следовательно, она предполагает наличие однозначно понимаемой, конструктивной цели применительно как к обучению в целом, так и применительно к каждому разделу изучаемых знаний.

Аналогично обучающая программа может быть разработана всегда с расчетом на усвоение какого-то содержания, т. е. она предполагает также наличие так или иначе построенного учебного предмета.

Таким образом, прежде чем строить обучающую программу, необходимо определить цели обучения и, в соответствии с ними, содержание, подлежащее усвоению. Не останавливаясь подробно на этих проблемах, отметим лишь некоторые их аспекты.

Содержание целей обучения принципиально определяется общественно-историческими условиями — особенностями данного века, социально-экономическими особенностями страны, а также особенностями и данного учебного заведения. Говоря об особенностях нашего века, прежде всего следует сказать о последствиях научно-технической революции, которая породила систему новых требований к человеку: современный человек нуждается в гораздо большем объеме знаний, чем люди, жившие 100 и даже 50 лет тому назад; полученные им знания сравнительно быстро устаревают, поэтому необходимо перманентное образование, т. е. специалист должен быть подготовлен к самостоятельному получению все новых и новых знаний.

Естественно, что изменения в целях образования неизбежно

33

должны вести к изменениям в содержании обучения. Однако простое добавление все новых и новых объемов информации в существующие учебные планы и учебные программы не может считаться решением проблемы: поток новых знаний непрерывно возрастает, сроки обучения достаточно продолжительны, нагрузки на учащихся предельно велики.

И, главное, это не гарантирует формирования требуемых методов мышления: они не содержатся ни в старых, ни в новых предметных знаниях. Отсюда вытекают две проблемы, связанные с построением содержания:

а) построить содержание учебного предмета таким образом, чтобы, не расширяя его объема, в то же время дать человеку весь необходимый запас знаний;

б) обеспечить формирование методов мышления, позволяющих самостоятельно применять накопленные знания и получать новые.

Современная психология позволяет решить обе эти проблемы. Принципиальное решение этих проблем было найдено проф. П. Я. Гальпериным более двадцати лет тому назад (Гальперин, 1958).

Анализ знаний, накопленных в разных предметных областях, показывает, что их накопление идет, как правило, путем увеличения все новых и новых частных явлений, новых частных зависимостей. Смена точек зрения в понимании их сути происходит сравнительно редко. Именно эту суть, скрытую за частными явлениями, и следует включать в содержание обучения. Фактически это требует перехода на новую систему понятий в каждой научной области. Так, в исследовании М. Я. Микулинской более двухсот пунктуационных правил были превращены в три. В этом случае ученики проводили анализ текста, минуя, например, понятия «обособление», «деепричастный и причастный обороты» и т. п.; они пользовались понятием «выделение», так как эти, как и множество других частных правил на выделение, были сведены к одному, отражающему сущность всех ныне существующих правил, позволяющих выделять слова и обороты в предложениях (Микулинская, 1976). Аналогично при анализе арифметических задач «на бассейны», «на работу», «на движение», «на заготовку и расход различных продуктов» и т. д., учащиеся использовали понятия, связанные с процессами (скорость, время, действующие силы и т. д.), так как

34

оказалось возможным свести более 30 арифметических видов задач, каждый из которых изучался самостоятельно, к одному (Никола, Талызина, 1972).

З. А. Решетова (1971) показала, что фактически такой подход к построению содержания обучения есть не что иное, как реализация системного подхода при построении учебного предмета.

Первая задача состоит при этом в выделении инварианта системы и в рассмотрении отдельных случаев как частных вариантов.

Если это удается сделать, то изучение множества частных явлений заменяется изучением лишь некоторых из них, которые теперь выступают не как самостоятельные предметы усвоения, а как средство усвоения общего, сущного, на что обучаемого и ориентируют при анализе каждого частного явления. Частных явлений вводится лишь столько, сколько необходимо для усвоения метода, рассчитанного на любое частное явление данной системы.

В настоящее время описанный подход использован при построении содержания обучения в разных областях и на разных образовательных ступенях. Но все эта пока остается на уровне эксперимента (см., например, Сергеева, Решетова, 1978; Полевой, Решетова, 1979 и др.). А между тем, этот путь позволяет решить проблему обеспечения фундаментальности образования.

Рассмотренные принципы построения учебных предметов позволяют избежать перегрузки учебных программ, в то же время их информационная емкость не только не снижается, а наоборот, повышается, так как усвоение фундаментальных знаний позволяет обучаемым самостоятельно анализировать любой частный случай, являющийся проявлением усвоенной сущности, а в ряде случаев — и самостоятельно их получать, причем не только те, которые известны в настоящее время, но и новые. В качестве иллюстрации приведем сравнительные данные, полученные М. Я. Микулинской на материале синтаксиса и пунктуации.

Однако все это возможно только в том случае, если фундаментальные знания будут усвоены как элементы адекватной им деятельности. В самом деле, если эти знания будут просто заучены, то они будут пригодны только лишь для воспроизведения, но не для применения — анализа или построения различных частных случаев. Здесь мы подходим ко второй из указанных проблем —

35

проблеме формирования продуктивных видов мыслительной деятельности (методов мышления), познавательной деятельности в целом.

Сравнительные данные по экспериментальному и традиционному
обучению синтаксису и пунктуации (сравнение количественных
и качественных показателей)

№ пп

Сравниваемые
данные

Экспериментальное
обучение

Традиционное
обучение

1.

2

3

4

1

Количество ошибок на одного испытуемого в одном тексте

0—1

4—7 и более

2.

Время, затрачиваемое на обучение

а) 45 часов для учащихся школы

Приблизительно 170 ч. (по программе).

б) 40 часов для студентов

Приблизительно 130 ч. (по программе).

3

Объем материала, подлежащего усвоению (количество новых понятий): по синтаксису и пунктуации

200

1700

Эти методы не содержатся в самих знаниях. В то же время никакие знания не могут быть усвоены без включения их в какую-то деятельность. В самом деле, знать — это всегда уметь что-то сделать с полученными знаниями. Качество знаний определяется именно тем, что же умеет с ними делать обучаемый. Так, например, допустим, что при усвоении научных понятий учащийся безошибочно воспроизводит определения понятий, приводит отдельные примеры, но не умеет построить ни одного нового частного случая. Мы не можем сказать, что обучаемый не усвоил понятия, но это не тот уровень усвоения, который обеспечивает самостоятельно движение в предмете, использование полученных знаний при решении различных задач. Очевидно, что такое ограниченное

36

усвоение не соответствует целям изучения большинства научных понятий: они всегда усваиваются для решения каких-то задач.

Из этого следуют два вывода: во-первых, «усвоенное знание» — понятие относительное. Во-вторых, при организации усвоения любых знаний необходимо заранее планировать ту деятельность, в которую они должны войти и которая обеспечивает достижение тех целей, ради которых организуется усвоение данных знаний.

Отсутствие заботы о деятельности, адекватной целям обучения и специфике усваиваемых знаний, составляет один из главных недостатков современного образования. Это приводит к тому, что учащиеся пользуются той деятельностью, которой располагают или которую сами случайно находят, сталкиваясь с материалом, выполняя определенные задания с ним. Этот дефект так долго не ликвидируется только потому, что он сочетается с другим, не менее серьезным — неопределенностью в формулировке целей обучения применительно каждому предмету, к каждому его разделу. Все вместе взятое приводит к тому, что фактически каждый преподаватель по-своему определяет критерий знаний учащихся. Отсюда логично следует разброс в оценках одних и тех же знаний, у одного и того же учащегося.

Это означает, что, кроме программы знаний, подлежащих усвоению, по каждому предмету должна быть программа видов деятельности, в которые эти знания должны войти. Среди этих видов деятельности часть из них может быть сформирована в предыдущем обучении, остальные подлежат формированию при изучении данного предмета.

Программа новых видов деятельности — это такая же необходимая составная часть содержания обучения, как и программа знаний, отбираемая в той или иной области.

При этом следует отметить, что если система действий, видов деятельности, используемых при усвоении знаний, ограничена, то будет происходить накопление знаний, но не будут приобретаться новые познавательные возможности. Так, в нашем примере с понятиями можно всю систему научных понятий того или иного учебного предмета сформировать с помощью действия подведения под понятие. Ученик будет ориентироваться каждый раз на существенные свойства предметов, безошибочно распознавать их, но и только. Но можно сделать

37

и другое: при усвоении двух-трех понятий сформировать всю систему возможных познавательных действий. В этом случае знаний ученик приобретает мало, но познавательные возможности его будут существенно выше, чем в первом случае.

Сказанное означает, что при построении содержания обучения необходимо предусмотреть все основные виды деятельности, необходимые для работы с данными знаниями, для решения задач, предусмотренных целью обучения. При этом важно отметить, что в их число должны войти не только специфические приемы деятельности, характерные для данной области знаний, но и логические приемы мышления. Разумеется, логические приемы мышления всегда связаны с какой-то специфической деятельностью, в то же время они должны выступать перед учащимися как самостоятельный предмет усвоения. Так, действие распознавания всегда связано со специфическими признаками и специфическими приемами по установлению наличия этих признаков в распознаваемых объектах. Однако этот прием содержит логическую часть, независимую от специфики материала, с которым работает человек. В силу этого, логические приемы, будучи усвоены при изучении одного предмета, могут в дальнейшем широко применяться при усвоении других учебных предметов как готовые познавательные средства. Следовательно, при построении содержания обучения необходимо учитывать межпредметные связи, используя при этом не только знания, обеспеченные ранее изученными курсами, но и приемы деятельности, — как специфические, так и логические.

Проведенный анализ показывает, что в содержание обучения любому предмету фактически входят не только специфические знания, но и система специфических и логических приемов мыслительной деятельности, без которых данные знания не могут быть ни усвоены, ни применены.

Конкретное содержание отбираемых видов деятельности зависит не только от целей обучения, но и характера предметных знаний. Если в содержание обучения включены фундаментальные знания, то деятельность, адекватная таким знаниям, должна представлять собой обобщенные приемы познавательной деятельности, пригодные для анализа любого случая, входящего в систему вариантов проявления усваиваемой сущности. Если

38

же программа знаний состоит из набора частных явлений, то и программу деятельности будут составлять частные ее виды, каждый из которых пригоден для работы лишь с соответствующим конкретным видом знаний данной области.

Сформированные виды деятельности будут соответствовать целям обучения только в том случае, когда последние будут представлены в виде типовых задач, при решении которых должны использоваться усваиваемые знания. Эти задачи также могут быть представлены на разном уровне общности: от набора конкретных, частных задач до системы фундаментальных, ориентированных на применение фундаментальных знаний. В последнем случае набор этих задач будет небольшой, но умение их решать означает умение решить любой вариант из системы частных задач, являющихся разновидностями фундаментальных. При этом в ряде случаев анализ на уровне инвариантного содержания накопленных знаний и решаемых с их помощью задач позволяет строить такие виды деятельности, которые оказываются пригодными для целого ряда дисциплин. Примером может служить обобщенный прием получения графических изображений, разработанный под нашим руководством В. М. Косатой (Косатая, 1975).

Анализ частных видов проекционных изображений, изучаемых в школьных курсах геометрии, черчения, географии, рисования и соответствующих им частных видах деятельности, позволил выделить следующее инвариантное содержание деятельности по совершению проекционных изображений:

а) Установление способа проецирования.

б) Определение способа изображения базисной конфигурации по условию задачи.

в) Выбор базисной конфигурации.

г) Анализ формы оригинала.

д) Изображение элементов, выделенных в результате анализа формы оригинала и принадлежащих одной плоскости, с опорой на свойства проекций.

е) Сравнение оригинала с его изображением.

Каждый конкретный способ изображения проекций в указанных предметах представляет собой лишь вариант данного.

В силу этого формирование приведенного вида деятельности на материале геометрии обеспечивает учащимся самостоятельное решение задач на получение

39

проекционных изображений в черчении, географии, рисовании.

Итак, прежде чем составлять обучающую программу, мы должны иметь модель целей, представленную в виде тех типовых задач, ради которых организуется обучение. Формулировка целей на языке задач необходима потому, что их содержание служит основой для составления программы деятельностей, которым необходимо учить обучаемых: каждая задача предполагает деятельность (метод), обеспечивающую решение этой задачи.

Наличие программы деятельностей, в свою очередь, позволяет усваиваемые знания включать с самого начала в состав таких деятельностей, которые адекватны целям, и снять существующий разрыв между усвоением и применением знаний. Усвоение знаний всегда происходит через их применение — использование в какой-то деятельности. Однако в практике обучения часто средством усвоения служат деятельности запоминания и воспроизведения знаний. Эта деятельность адекватна лишь существующей практике экзаменов, да и то только тогда, когда они проводятся непосредственно после заучивания материала: после сравнительно небольшого промежутка времени учащийся оказывается не в состоянии воспроизвести заученные знания.

В тех случаях, когда планируется обучение учащихся решению каких-то задач — знания используются при их решении, то есть усваиваются теперь в системе другой деятельности. Правда и в этом случае далеко не всегда отбираются задачи, отражающие современные требования к выпускнику того или иного учебного заведения.

Наоборот, если знания с самого начала включать в деятельность, адекватную целям обучения и специфике усваиваемых знаний (опирающуюся на существенные стороны этих знаний), то происходит одновременное усвоение и требуемое применение знаний, причем учащиеся непроизвольно и прочно запоминают выполняемую деятельность, а с ней и использованные при ее выполнении знания.

Если цели представляются в виде типовых задач, то адекватное им содержание обучения — в виде системы тех видов деятельности, которые обеспечивают успешное решение этих задач. Качество знаний фактически определяется содержанием отобранной деятельности, входя

40

в нее в виде ориентировочной основы или других ее элементов.

Анализ обучения можно начать, конечно, и в обратном порядке — от предметных знаний, включенных в ныне существующие программы, но и в этом случае необходимо найти обоснованные ответы на те же самые вопросы: а) в состав какой деятельности включать эти знания; б) соответствует ли выбранная деятельность тем жизненным задачам, ради которых изучается данный предмет.

Проведенный анализ показывает, что предметные знания соединяются с целями обучения через деятельность. Она является центральным звеном, с какого бы конца учебного процесса мы ни двигались при его анализе.

В связи с этим встает вопрос о методах моделирования требуемых видов деятельности. Конечно, нужную деятельность можно лишь назвать. Допустим, деятельность по распознаванию явлений, деятельность по доказательству теорем и т. д. Вводя задачи, требующие применения этой деятельности, мы будем способствовать ее формированию, но мы не сможем гарантировать ее формирования, не сможем обеспечить осознавание учащимися выполняемой деятельности, а также наилучший способ ее выполнения. В этом случае процесс ее становления остается в значительной степени неуправляемым, а тем самым и не гарантированным.

В тех случаях, когда заранее известен объективный состав формируемой деятельности, он делается предметом усвоения учащихся и предметом управления со стороны обучающего. В результате обеспечивается сознательное усвоение всеми учащимися этой деятельности и с теми качествами, которые требуются целями обучения.

Для выявления объективного состава деятельности используются два метода; один из них может быть назван как теоретико-экспериментальный путь.

В этом случае получение требуемой познавательной деятельности начинается с построения предварительной модели, основанной на теоретическом анализе решений задач данного класса, на анализе затруднений, возникающих у учащихся в практике обучения и на основе знаний о структуре и функциональных особенностях деятельности.

Второй этап рассматриваемого пути состоит в экспериментальной

41

проверке полученной модели. Для этого берутся учащиеся, которые или совсем не знакомы с классом задач, решаемых с помощью данной деятельности, или знакомые с ними, но совсем не умеют их решать. У этих учащихся при реализации всех условий управления формируется деятельность в том содержании, которое выявлено в результате предварительного анализа.

Наблюдение за ходом решения задач в процессе обучения, анализ допущенных ошибок и результаты контрольных заданий, направленных на проверку разных качеств сформированной деятельности, позволяют установить, все ли компоненты интересующей деятельности выявлены и правильно ли установлен порядок их изучения. Если оказывается, что предварительно разработанная модель не полна (или не верна), то на основе анализа полученных результатов происходит ее доработка и дальнейшая экспериментальная проверка.

Особенность данного пути построения деятельности состоит в том, что он начинается с анализа требований, которые объективно предъявляют к человеческой деятельности задачи, ради решения которых эта деятельность формируется.

Другой путь — анализ сложившихся видов деятельности. Этот путь выявления компонентов интересующей деятельности в психолого-педагогических науках более распространен, чем первый. Суть его состоит в том, что отбирается группа людей, которые преуспевают в решении задач данного класса. Успешность решения ими задач принимается фактически за показатель того, что применяемые ими приемы познавательной деятельности являются адекватными требованиям задач данного класса.

На первый взгляд кажется, что этот путь более прост и более надежен. Фактически это не так. Дело в том, что сформировавшаяся познавательная деятельность — это деятельность умственная, обобщенная, сокращенная, автоматизированная. В таком виде выявить ее истинное содержание весьма трудно: в сознании человека остаются лишь отдельные ее звенья.

Это не значит, разумеется, что этот путь должен быть полностью отвергнут. Зная закономерности формирования познавательной деятельности, в ряде случаев можно действие, выполняемое «по формуле», развернуть, представить его подлинное содержание. Вместе с

42

тем, указание первого пути — теоретико-экспериментальное построение приемов познавательной деятельности — ставит вопрос, возможно ли моделирование таких приемов познавательной деятельности, которые не использовались до сих пор, а по эффективности превышают используемые. Мы отвечаем на этот вопрос положительно. Дело в том, что процесс накопления познавательных возможностей человека идет, как правило, стихийно. В силу этого далеко не все приемы познавательной деятельности, используемые людьми, являются рациональными. Психологическая наука, опираясь на знания о структуре и функциях человеческой деятельности, должна не только фиксировать накопленный опыт, но и опережать практику познания, освещать ей путь. Возможность моделирования более рациональных приемов деятельности, чем достигнутые опытом, по-новому ставит и проблему нормативных видов познавательной деятельности: нормативные виды познавательной деятельности определяются не только имеющимися накоплениями в сфере социального опыта, но и возможностями науки, призванной ускорять темпы накопления. В частности, исследования, проведенные за последние двадцать лет в советской психологии на основе теории поэтапного формирования умственных действий П. Я. Гальперина, показали, что в этом отношении открываются большие перспективы (см., например, Кабанова, 1972; Калошина, 1974; Добровольская и Калошина, 1978; Айдарова, 1978 и др.).

Анализ целей и содержания обучения фактически подвел нас к пониманию сути и третьего звена обучения — процесса усвоения. Этот процесс всегда представляет собой деятельность учащихся с усваиваемыми знаниями. В случае наличия заранее составленной программы видов деятельности учащиеся выполняют те их виды, которые были предусмотрены программой для данных знаний. Усвоить знания в системе определенной деятельности можно только выполняя ее. Задача управления состоит в том, чтобы обеспечить усвоение этой деятельности всеми учащимися и с теми качествами, которые предусмотрены целью обучения. Таким образом в качестве объекта управления выступает процесс усвоения, представляющий собой деятельность обучаемого. Для реализации вышеуказанных требований применительно к управлению процессом учения необходима такая теория учения, которая, рассматривая процесс учения

43

как усвоение учащимися различных видов деятельности, располагает системой независимых характеристик (переменных) деятельности (объекта управления). Знание системы характеристик необходимо как для определения содержания информации, которую необходимо получать по каналу обратной связи, так и для оказания корректирующих воздействий на управляемый процесс.

Кроме того, психологическая теория должна указать основные этапы управляемого процесса (основные переходные состояния). Знание этапов процесса учения позволяет составить программу управления, адекватную природе этого процесса и логике его переходов из одного качественного состояния в другое.

Анализ, проведенный нами в ранее указанных работах (Талызина, 1975, 1980), показал, что в психологии наиболее полно удовлетворяет этим требованиям советская теория поэтапного формирования умственных действий, разработанная проф. П. Я. Гальпериным и его учениками и последователями (Гальперин, 1959, 1965). Именно эту теорию мы и рассматриваем в качестве психологической основы при построении научно обоснованных обучающих программ.

В качестве основной системы характеристик любой деятельности, а тем самым и любых знаний, данная теория указывает следующие: форму, в которой деятельность может быть использована человеком; степень обобщения усвоенной деятельности и знаний; мера свернутости и мера освоенности (автоматизированность, легкость и т. п.).

Одна и та же деятельность по форме может быть материальной или материализованной, перцептивной, внешнеречевой, умственной. Степень обобщения деятельности и знаний определяется отношением субъективно возможной широты их применения к объективно возможной: каждая деятельность имеет свои границы применимости, но обучаемый не всегда исчерпывает их полностью. Мера приближения к этим границам и характеризует степень обобщенности усвоенной деятельности.

Последние две характеристики связаны со степенью осознавания процесса выполняемой деятельности и быстротой.

Качественные изменения деятельности по этим характеристикам в сочетании и образуют этапы ее усвоения.

44

Согласно принятой теории процесс усвоения проходит шесть этапов: мотивационный, этап составления схемы ориентировочной основы деятельности; этап формирования деятельности в материализованной (материальной) форме; этап внешнеречевой деятельности; этап выполнения деятельности во внешней речи про себя и этап выполнения деятельности в форме внутренней речи.

Данные характеристики деятельности и этапы ее становления и определяют требования к составлению обучающих программ.

Адрес страницы: http://psychlib.ru/mgppu/hre/hre-031.htm
Описание

Талызина Н. Ф. Общий анализ учебного процесса // Хрестоматия по педагогической психологии / Сост. А. И. Красило, А. П. Новгородцева. — М.: Междунар. пед. акад., 1995. — С. 31—44.

Рубрики:

 • Детская психология → Педагогическая психология

 • Учебная литература

 • Открыть карточку в Absotheque: 59971
Перейти на страницу
Произведение расположено на страницах 31–44
Перейти на страницу:
Распечатать со страницы
Произведение расположено на страницах 31–44
С какой страницы распечатать: